Монография «Идеи христианства в искусстве Востока и Запада». главная

 

Иконы данного типа известны по образу храма Афендико в Мистре (Греция, ок. 1300 г.), росписи церкви Св. Георгия в монастыре Св. Апостола Павла на Афоне (1423), в которой Младенец Иисус изображен лежащим внутри чаши — фиалы, которую держит у груди Дева Мария.

В 1150 г. при византийском императоре Мануиле I Комнине впервые упоминается икона Богоматери Знамения, находившаяся в столичном храме во Влахернах (отсюда ее название Влахернитисса). Икона представляла Деву Марию с образом Младенца в медальоне на груди. Икону покрывала пурпурная завеса, которая чудесным образом приподнималась каждую пятницу во время вечерней службы и оставалась в таком положении до вечера субботы. В последующих изводах этой знаменитой иконы завесу изображали как покров (покрывало) над Матерью с Младенцем.

Контаминация типов Богоматери «Живоносного источника» и Знамение (изображения Богоматери с воздетыми руками и поясным образом Христа-Эммануила на груди) породило извод «Неупиваемая чаша», в котором Богомладенец представлен под защитой Матери в чаше, символизирующей «живоносный источник» (рис. 52).

Еще одно название икон типа Богоматери Знамение — «Нерушимая стена» появилось в тексте акафиста (торжественного песнопения) в честь Богородицы после чудесного спасения столицы Византии — Константинополя от нашествия персидской армии в 626 г. Согласно более древней легенде,  во время землетрясения Влахернский храм в Константинополе разрушился. Уцелела лишь одна стена с мозаичным образом Богоматери Оранты в алтарной нише. С тех пор все подобные изображения почитали как «охранительницы стен». К мозаичному изображению во Влахернах восходит также традиция помещать мозаики и фрески с образом Оранты в конхе (полусводе) алтарной части храма. Одно из самых известных изображений подобного рода — образ Богоматери Оранты в храме Св. Софии в Киеве (рис. 53, 54). Похожие изображения находятся в монастыре Неа Мони («Новая обитель») (ок.1050г.) на о. Хиос в Эгейском море, в базилике Санта Мария ин Порто в Равенне (VI в.), в соборе в Чефалу на о. Сицилия (1148), в церкви Спаса Нередицы в Новгороде (1199) (рис. 55). Выдающимся произведением ярославской школы иконописи является «Ярославская Оранта», икона XIII в. из Спасского монастыря (ныне — в Третьяковской галерее в Москве; рис. 56). Известны и поясные изображения Оранты. К подобному типу можно отнести необычную композицию русского живописца К. С. Петрова-Водкина, представляющую оплечное изображение Богоматери в ярко-алом мафории, с поднятыми руками. Картина называется «Умягчение злых сердец» (рис. 57).

Иконография сидящей фигуры Марии с Младенцем восходит к древнейшей традиции представления богини-матери, в частности древнеегипетской богини Исиды с младенцем Гором на коленях (рис. 58). Исида - богиня плодородия Нильской долины, сестра и супруга верховного бога Осириса, мать Гора, божества неба. Триада Осирис-Исида-Гор имеет многие параллели в мифологии разных народов и отражает древнейшие представления о троичности божества (Хепри-Ра-Атум Древнего Египта, Шива, Вишну и Кришна индусов, Предвечное начало, Мировой дух и Мировая душа неоплатоников). В искусстве египетских христиан,  коптов V—VI вв., появляются изображения обоих типов — стоящей Оранты с воздетыми руками и сидящей фигуры Богоматери с Младенцем, повторяющие образ Исиды. Именно эти иератические («священные») изображения были унаследованы изобразительным искусством Византии. Известно также, что статуэтки богини Исиды с младенцем Гором почитали в средневековых храмах Франции и Германии.

Возможно, что именно с этой традицией связано почитание «Черных мадонн», статуй из черного камня или темного дерева, схожего с египетским черным базальтом. Одна из таких фигур является древнейшей святыней Шартрского готического собора (по легенде, она спасла храм от разрушения), другая почитается в монастыре Монсерра, Испания (рис. 59). К этому типу изображений относятся многие иконографические варианты (рис. 60—62).

Богиню Исиду в Средневековье называли «египетской мадонной» и обращались к ней: «Моя Госпожа» (лат. Mea Domina, позднее Madonna), либо: «Великая Мать» (лат. Magna Mater). На головном уборе «христианской Исиды» вместо лунного диска (женский символ) стали изображать рыб: раннехристианская криптограмма (греч. ICHTHUS — рыба, слово состоит из начальных букв фразы: «Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель» — «Iesous Christos Theou Hyios Soter»). На правой груди Исиды изображали гроздь винограда, на левой — колос пшеницы (в Египте Исиду почитали как «мать природы и госпожу всех стихий»). Исида также — богиня Мудрости и Справедливости [1]. Среди атрибутов древней богини имеются многие, ставшие затем непременными атрибутами эзотерических культов Богини-Матери: крест анх (лат. crux ansata, символ вечной жизни), процветший жезл, скипетр обвитый змеей, уроборос (змей, кусающий собственный хвост, знак вечности). В символике алхимиков и масонов важное значение имеет «покрывало ночи», или плащ богини Исиды с изображением Солнца, Луны и звезд. Описание такого плаща приводит римский писатель Апулей (II в. н. э.) [2].

Редкими, но показательными для понимания происхождения иконографии Мадонны являются изображения беременной Исиды (символ порождения мира), стоящей на полумесяце в сиянии 12 звезд. В тексте Откровение Иоанна имеются строки, как предполагают, восходящие к более древним религиозным текстам: «И явилось на небе великое знамение — жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд. Она имела во чреве и кричала от болей и мук рождения... И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным» (Откр. 12: 1, 5). В венце из звезд позднее стали изображать Мадонну как Царицу Небесную. Еврейская форма имени Марии — Мариам («Возвышенная») преобразовалась в сокращенное латинское слово «Maris», отсюда один из эпитетов Мадонны: Stella Maris (лат., «Морская звезда», синоним Полярной звезды).

В Риме, в галерее виллы Боргезе хранятся две римские статуи (II в. н. э., вероятно, повторение оригиналов I в. н. э.). Одна из них изображает Исиду Морскую, покровительницу мореплавания, или Пелагию (лат. Pelagia — «Морская», из греч. pelagos — «пучина моря»), из белого и темно-синего мрамора (изображающего плащ богини). В одной руке Исиды — скипетр, в другой — хлебные колосья (рис. 63). Вторая статуя представляет богиню с систром (древнеегипетским жреческим музыкальным инструментом) и кувшином для возлияний в руках. Обе статуи называют Сакердотессой (ср.-греч. sakerdotessa — «жрица, служительница»).

Самый древний торжественный тип изображения Богоматери именуется Одигитрией (греч. Odegetria — «Путеводительница»). Согласно преданию, сформировавшемуся позднее, в XI—XII вв., Дева Мария явилась двум слепым и привела их к церкви, где почиталась Ее икона. Рядом находился источник, вода которого была целебной и слепые исцелились (все сказания о «живоносных источниках» восходят к ветхозаветным преданиям и евангельскому эпизоду об исцелении Иисусом слепого у Силоамского источника на окраине Иерусалима; Ин. 9: 1-7). Археологические данные подтверждают, что на месте, упоминаемом в легенде, на территории древнего Константинополя в IX—X вв. находился монастырь Одигон (греч. odigon — «путный, дорожный») с церковью Богоматери. Считается также, что именно в этом монастыре находилась икона, написанная евангелистом Лукой в I в. н. э. при земной жизни Девы Марии.

Сказания о Луке-иконописце восходят к VI в., в греческих рукописях зафиксированы в X в. В иной версии название (греч. Ton Odigon — «Храм вождей») отражает триумф христианства в столице Византийской империи. Есть сведения о том, что в монастыре Одигон, на одном из столпов храма имелось мозаичное (либо фресковое) изображение Богоматери с Младенцем в полный рост, за ним и закрепилось название Одигитрия. Богоматерь Одигитрия  — центральный образ византийского искусства. Наиболее ранний тип композиции, сформировавшийся к V в., представляет собой изображение стоящей Девы Марии, фронтально, с Младенцем Христом на левой руке (рис. 64). В церкви Санта Мария Маджоре в Риме, в капелле Паолина, хранится древняя икона близкая описанному изводу, которую приписывают евангелисту Луке (на самом деле список XII в. темперой по дереву с византийского оригинала IX в.). Икону называют «Спасение римского народа» (лат. Salus populi romani; рис. 65, 66). Евангелиста Луку традиционно считают небесным покровителем всех живописцев. Первая икона, приписываемая Луке, по некоторым данным была выполнена в редкой технике воскомастиха (воскового рельефа) на доске от стола, за которым сидело Святое семейство. Оригинал не сохранился. Самые древние изводы образов Богоматери являются списками (повторениями) датируемыми II—III вв. С изначальным образом Одигитрии евангелиста Луки связывают как минимум четыре списка. Один, вероятно, был сделан с оригинала, находившегося в монастыре Одигон. Второй список восходит к оригиналу, согласно легенде, созданному евангелистом Лукой в год Успения Богоматери (45). Гроб Богоматери находился в Иерусалиме, в Гефсиманском саду, отсюда  название иконы: Гефсиманская. В ее списках Богомладенец сидит прямо, лицом к Матери, голова Которой склонена к Нему. Такую икону Евдокия, супруга византийского императора Феодосия II, в 453 г. прислала из Иерусалима в Константинополь, в подарок сестре императора Пульхерии. Икону «поставили» в храме Пиги (греч. pygy — «источник»), а затем во Влахернском храме (ее история пересекается с описаниями иконы Богоматери «Живоносного источника»). Этот извод именуют также Александрийским, по месту нахождения иконы в г. Александрии Египетской. Третий список в 988 г. византийский император Василий II Болгароборец подарил киевскому князю Владимиру, который послал икону в Великий Новгород, где он княжил до занятия киевского престола. Икона находилась в соборе Святой Софии. В 1570 г., разграбив Новгород, царь Иван IV Грозный вывез икону в Москву и поместил в Успенском соборе Кремля (рис. 67).

Четвертый список с оригинала, возможно созданного Лукой, хранился в Эфесе (городе на Средиземноморском побережье Малой Азии). Еще один с того же оригинала в 980 г. доставили в Константинополь, а затем в начале XI в. отправили на о. Кипр. В честь иконы на острове на горе Киккос основали монастырь (отсюда название: Богоматерь Киккская). В 1131 г. один из списков иконы евангелиста Луки (третий или четвертый), хранившийся во Влахернском храме в Константинополе, отправили в подарок от имени константинопольского патриарха киевскому князю Мстиславу. Эту икону почитали палладиумом («охранительницей») Константинополя. Каждый вторник ее обносили вокруг городских стен. В 626 и 860 гг. икона «спасла» Царьград от нашествия язычников-славян. В 1155 г. князь Андрей Боголюбский увез чудотворный образ на Север, в свою новую столицу и поместил его в специально воздвигнутый Успенский собор во Владимире.  Вслед за успешным походом  князя Андрея на волжских болгар в 1164 г. икона впервые упоминается в летописи как Богоматерь Владимирская. После победы над монголо-татарами в 1480 г. на р.Угре в благодарность за заступничество установили праздник в честь Владимирской иконы 23 июня (по старому стилю). Другой праздник в честь этой  иконы установлен 21 мая (по старому стилю)  в память спасения Москвы в 1521 г. от нашествия татарского хана Махмет-Гирея.

Икона Владимирской Божьей Матери является главной христианской святыней русской земли. Относится к изводу Одигитрии, именуемым Умилением, или Елеусой (греч. Eleusa — «Милующая», в русской транскрипции: «Милосердная»). Она представляет собой поясное изображение Богоматери в темно-красном мафории с алой каймой. Младенец Христос на правой руке Матери изображен в нежном, порывистом движении, обнимающим Ее за шею и прильнувшим щекой к Ее щеке. На киматии (греч. gymation — «плащ, накидка») Христа, написанном золотой ассисткой («лучами») — клав (полоса), оливково-зеленая лента, проходящая вокруг пояса и через плечо — знак царственности. Золотой фон символизирует Божественный свет. По сторонам — византийская контрактура («сокращение слов») с помощью первой и последней  греческих букв: MP θν («Матерь Божия») и IC XC («Иисус Христос»). С византийского извода Владимирской иконы было сделано множество списков, они известны под разными названиями. По традиции все списки (повторения) считаются оригиналами и имеют те же сакральные, чудотворные свойства, которые приписывают прототипу. Сама же Владимирская икона, ныне хранящаяся в домовой церкви Св. Николы в Толмачах при Третьяковской галерее в Москве также имеет множество записей (рис. 68). Лишь небольшая часть иконного письма относится к XII в. Существенные «чинки» (частичные поновления красочного слоя) производились в XIII, XIV, XV и XVI вв. Икона была выносной (греч. signon — «знак, знамение»), в ее нижней части сохранились следы рукояти, а на оборотной стороне изображены престол, голубь (символ Св. Духа), орудия Страстей (Распятия и мучений Христа).

В IX в. в Византийском искусстве сложился канонический извод Одигитрии, в котором Младенец Христос на руках у Девы Марии благословляет людей правой рукой, а левой держит свиток — символ пророчеств Божественного Писания. Предполагается, что древнейшие изводы несут в себе не только религиозное содержание, но и преображенные портретные черты Девы Марии (в этом можно усмотреть косвенное подтверждение легенд о Луке-иконописце, работавшем с натуры). Из этих черт обычно называют: «лик смуглый и овальный, рот алый, глаза в форме плодов миндаля». Один из древнейших византийских изводов Одигитрии с Богомладенцем на левой руке носил название Амолинта (ср.-греч. Amolyntos — «Благая»). В 1401 г. в Константинополе императрицей Ириной был основан храм под таким названием (икона Амолинта воспроизведена на миниатюре греческого акафиста XV в., который находится в Историческом музее в Москве). Вначале на голове Девы Марии изображали белый плат, позднее вместо плата стали изображать мафорий (от ср.-греч. omophorion — «наплечник») — плащ, который носили женщины в странах Ближнего Востока. Мафорий надевали от пыли поверх туники, прикрывая им руки и голову. Из-под мафория виднелся повой — головная повязка. В западноевропейской иконографии мафорий предписывалось изображать синего или небесно-голубого цвета и только в сцене Благовещения — красным, поскольку красный цвет символизирует нисхождение Святого Духа. В восточной иконографии мафорий традиционно изображают бáгором (темно-красной краской), а тунику — оливково-зеленой. Алая кайма мафория с тремя золотыми полосами символизирует Святую Троицу. Три золотые звездочки (на лбу и плечах) изображаются в знак того, что Мария «сохранила девство трижды: до рождества, в рождестве и по рождестве» (согласно догмату, зачатие Марии Ее матерью, Анной, совершилось обычным образом, но Богородица чудесно сохранена от первородного греха ради будущих заслуг Сына). Две звезды символизируют «неполную Троицу»: Бога Отца и Сына (отражение споров с арианами о Единосущной Божественной природе Христа); одна звезда — Дух Святой.

Один из списков Одигитрии евангелиста Луки хранился в храме г. Салоник (Фессалоники) на северо-востоке Греции (русское название Солунь). Икону называли Ахиропойитос (греч. Acheiropoiitos — «Нерукотворная»). Один из иконографических вариантов «Одигитрии в рост» на Руси именовали «Необоримый щит» — Богоматерь держит Младенца обеими руками перед Собой, как бы ограждая людей спасительным щитом.

В византийском искусстве сформирован тип изображения Богоматери под названием Агиосоритисса (греч. Hagiosoritissa — «Стремящаяся к Святому Воссоединению») — Богородица изображена в рост (либо по пояс), в трехчетвертном развороте по направлению к Сыну. Ее руки в молитвенном движении обращены к Нему, что символизирует мольбу, просьбу о заступничестве за людей. Название этого типа иконы связывают также со Святой ракой (греч. Hagia — «Святая», soros — «урна, рака»), часовни или церковного придела в Константинополе, построенного, вероятно, в VI в., где хранилось одеяние (туника и пояс Богоматери). Еще одно название этого типа изображений — Богоматерь Халкопратийская — происходит от местности, квартала в Константинополе (греч. Halkoprathis от chalkos — «медь» и prator — «торговец, ремесленник»), где жили и работали столичные златокузнецы. На Руси схожие иконы именовали «Матерь Божия Молебница». Латинское название: «Мадонна Адвоката» (лат. Madonna Advocata — «Мадонна Защищающая»; рис. 69, 70).

Близкий иконографический тип, также сформировавшийся в Византии, именуют Богоматерь Параклéсис (от греч. paraklesis — «прошение, призыв, мольба»). Богородицу представляют в полный рост, как бы направляющейся к Христу и держащей в руках свиток, на котором воспроизведен диалог: Мать просит Сына простить грешных людей — Христос отвечает, что они еще не покаялись, но обещает спасение. «Просительный» канон Параклесис известен в византийском богослужении с XII в.

К нерукотворным образам Богоматери Одигитрии относят и иной извод, называемый Васиотисса, или Басиотисса (греч. Basiotissa), однако это название не связано с предыдущим, а происходит от наименования храма в Коснстатинополе, построенного патрицием Бассом (Bassos) в годы правления императора Юстиниана (527—565). Данный извод представляет собой изображение Богоматери в рост с Младенцем Христом на правой руке и имеет эпитеты: Эвергетида (греч. Euergetis — «Благодетельница») и Севастократорисса (греч. Sebastokratorissa — «Дарующая славу»). Со временем все подобные изводы стали называть общим словом «Одигитрия». В древнерусском искусстве с XI в. известно также наименование «Царьградская» (т. е. «Коснтантинопольская Божья Матерь»).

Тип Васиотиссы относят к так называемой обратной Одигитрии, или Дексиократусы (греч. Dexiokratusa — «Правосторонняя» от dexios — «правый» и kratos — «сильный»), так как Богоматерь держит Младенца не на левой, как обычно, а на правой руке. В VI—VII вв. в византийском искусстве, в частности в иконописных мастерских о. Кипр, складывался тип Богоматери Одигитрии, сидящей на троне с Младенцем в строго фронтальном положении. Младенец Иисус в этом изводе, называемом Богоматерью Кипрской, стоит на коленях Матери и благословляет одной либо обеими руками. Близкий извод получил позднее распространение в италийском искусстве, мозаиках Равенны и Рима (рис. 71, 72). Иной тип — Богоматерь Афиниотисса («Афинская»), или Горгоепикоос (греч. Gorgoepeikoos — «Скоропослушница, Скоропомощница»), по названию иконы, находившейся в Афинах, а затем, с VII в., в Константинополе, в храме Горгоепикоос (в западной части города). Список этой иконы находится на Афоне: Богоматерь держит Младенца на левой руке, а правую прижимает к груди. Младенец благословляет правой рукой, в левой держит свиток. Иногда эти изводы разделяют — вариант с легким наклоном головы Богоматери именуют «Афиниотиссой», остальные — просто Одигитрией Скоропослушницей. Название объясняют легендой. Икона, написанная в X в., хранилась в монастыре Дохиар на Афоне. В 1664 г. один из монахов проходил ночью с зажженной лучиной мимо иконы, укрепленной над входом в трапезную, и услышал голос, призвавший его не коптить икону. Монах не обратил на это внимание и вскоре ослеп. После мольбы о прощении перед иконой к нему вернулось зрение, и Богоматерь сама обратилась к монаху с заповедью впредь именовать икону «Скоропослушницей», так как она обещает «скорую всем милость и исполнение прошений». Существуют схожие изображения Богоматери в рост, но с «обратным переводом» (Дексиократуса). Одну из таких «афинских» икон также связывают с оригиналом евангелиста Луки (пятым по счету). Тип изображения Богоматери Одигитрии «тронной» известен по фреске собора Св. Софии в Охриде (северо-западная Греция, ок. 1040 г), алтарной росписи церкви Санта Мария Антиква в Риме (на Римском Форуме, VIII в.), мозаике собора Св. Софии в Константинополе (вт. пол. X в.), где Богоматерь с Младенцем представлена как Царица Небесная в окружении императоров Константина и Юстиниана. Богоматерь на троне с Младенцем и Ангелами известна по списку XVII в., который хранится в монастыре Ватопед на Афоне. Икона считается чудотворной и именуется Пантанассой (греч. Panthanassa — «Всеисцеляющая»). В Византийском музее в Никосии (о. Кипр) экспонируется икона Аракиотисса (по названию монастыря в Лагудера на Кипре, 1192 г.). Она также относится к типу Одигитрии, ее списки известны на Руси.

В разные периоды списки Одигитрии Аракиотиссы на Руси именовали Богоматерью Эфесской, Царьградской, Корсунской, Полоцкой, Ченстоховской. В житии Евфросинии Полоцкой (?—1173), дочери полоцкого князя, постригшейся в монахини под именем Евфросинии, рассказывается, что для храма Богоматери в основанном ею женском монастыре (ок. 1155 г.), византийский император Мануил I прислал икону, вероятно, список одной из икон, написанных по преданию евангелистом Лукой, той самой, с помощью которой в 431 г. на Вселенском соборе в Эфесе были осуждены еретические взгляды константинопольского епископа Нестория. Предполагают, что в 1161 г. список этой иконы действительно мог быть доставлен в Полоцк (город, который поддерживал связи с Византией). После разрушения монастыря в XVI в. икона находилась в церкви Спасо-Евфросиниева монастыря. Тогда же, возможно, была сочинена история о том, что на пути из Константинополя в Полоцк икона «задержалась» на год в Корсуни (древнерусское название Херсонеса Таврического). Отсюда название «Корсунская». Однако списки, известные как Богоматерь Корсунская, относятся к типу Умиления, а не Одигитрии. Сомнительна также версия, отождествляющая Полоцкую икону с Богоматерью Ченстоховской (будто бы она была захвачена поляками в 1382 г. и увезена в Польшу, в Ченстоховский монастырь). В 1579 г. из разрушенного в войне с поляками Полоцка икону (ее новый список взамен утраченного) перенесли в г. Торопец, где икону вначале называли Эфесской, Корсунской и, в конце концов, Торопецкой. Другой список иконы в 1663 г. по приказу царя Алексея Михайловича перенесли из Полоцка в Москву.

Еще одна древнейшая византийская икона типа Одигитрии упоминается в «Сказании об иконе Владимирской Божьей Матери» (1163). На том же самом корабле, что вез в 1131 г. в Киев из Константинополя икону, получившую в дальнейшем название «Богоматерь Владимирская», везли и другую, которую около 1150 г. поместили в Вышгороде близ Киева. Название второй иконы «Пирогощая» происходит от имени купца Пирогоща (Пирогоста), сопровождавшего святыню.

В 1046 г. византийский император Константин IX Мономах, намереваясь выдать дочь Анну за русского князя Всеволода, сына Ярослава Мудрого (свадьба состоялась в 1052 г.), благословил союз иконой Богоматери Одигитрии работы XI в. (по преданию, образ написан евангелистом Лукой и ранее хранился во Влахернском храме в Константинополе). После смерти Всеволода в 1093 г. его сын Владимир Мономах перенес икону в Смоленск, в Успенский собор. В 1398 г. икону привезли в Москву и поместили в Благовещенском соборе Московского Кремля. После того, как в 1514 г. Смоленск отвоевали у Литвы (в XIV-ХУ вв. город находился под властью литовских князей), князь Василий III в 1523 г. основал в Москве Новодевичий монастырь, главный храм которого в память взятия Смоленска назван Смоленским. 28 июля 1525 г. в праздник иконы Богоматери Одигитрии (она еще не называлась Смоленской), из Благовещенского собора Кремля образ Богоматери торжественно перенесли в Смоленский собор (в настоящее время в иконостасе Благовещенского собора Московского Кремля находится другой список иконы, работы XV в.) В Смоленском соборе Новодевичьего монастыря ныне находится также позднейший список византийской иконы (конца XVI в.). Другой — в музее бывшего монастыря (рис. 73, 74).

Список иконы, который можно видеть в иконостасе Благовещенского собора Кремля, отличается особенным положением высоко поднятой обнаженной правой ноги Младенца Христа, поддерживаемой Им левой рукой за пятку. Правая рука Матери прикрывает левую стопу Богомладенца. Столь странный извод повторяется в иконах, относящихся к типу Богоматери Смоленской-Шуйской (название от списка, созданного в 1655 г. для жителей г. Шуя, северо-восточнее Москвы, по случаю избавления жителей от эпидемии моровой язвы). Иконографию этого типа объясняют такой легендой: как только иконописец пытался придать Младенцу Христу правильное, согласно подлиннику, изображение, положение рук и ног менялось само собой. В конце концов, новый извод был осознан как «промысел Божий». В ином объяснении жест Матери и Сына, прикрывающих пяту, следует из стиха ветхозаветной книги Бытия: «И сказал Господь Бог змею: за то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми... И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт. 3:14—15). Это пророчество истолковывается как аллегория борьбы добра и зла, Христа и змея-искусителя (рис. 75, 76).

Оригинальный иконографический тип «Богоматерь Гора Нерукосечная» известен в древнерусском искусстве с середины XVI в. Богоматерь изображается на высоком троне с Богомладенцем на левой руке. Правой рукой Богоматерь поддерживает перед Собой небольшой камень (в поздних списках отсутствует) и лесенку (в девять или одиннадцать ступеней). В левой руке Младенца — свиток с отрывками из ветхозаветного текста толкования сна царя Навуходоносора II пророком Даниилом: «Истукан, голова его из чистого золота, на глиняных ногах» был вдребезги разбит оторвавшимся от горы камнем, а камень «сделался великою горою и наполнил всю землю». Камень «без содействия рук» сокрушил все царства, а «Бог Небесный воздвигнет царство, которое вовеки не разрушится» (Дан. 2:31—44). Под истуканом на глиняных ногах имеется ввиду Вавилонское царство Навуходоносора II, разрушившего в 586 г. до н. э. Иерусалим и угнавшего иудеев в плен, но вскоре павшее (отсюда выражение «колосс на глиняных ногах»). Под горой разумеется Царство Небесное, а «камень нерукосечный» — «малое при своем появлении мессианское царство, оно отрывается от горы». По некоторым толкованиям «Гора Нерукосечная» это Дева

[1] Плутарх. Исида и Осирис.— Киев: УЦИММ-ПРЕСС, 1996.—С. 6.

[2] Апулей. «Метаморфозы» и другие сочинения. —М.: Худ. Лит., 1988.— С. 287 (XI, 3—4).

 


Предыдущая страница | Страница 7 из 20 | Следующая страница